M.N.A.C. (m_skazitelnitsa) wrote,
M.N.A.C.
m_skazitelnitsa

Categories:

Семён Слепаков дал достойный ответ Сергею Шнурову на его выпад против Москвы и москвичей.

"ПОБАЗАРИМ ЗА КУЛЬТУРУ"....

Этот вечный, непрекращающийся спор между Москвой и Питером...

Да, дохрена у вас культуры
Каждый угол ей пропитан
Но для творческой натуры
Лучше уж Москва, чем Питер
Здесь поменьше потрясений
Что доказано не раз
Здесь писал стихи Есенин
А повесился у вас
И так, Серег, бывало часто
Пушкин, скажешь, ну и хули?
Человек в Москве венчался
А у вас его вальнули



Содружество двух бардов Сергея Шнурова и Семёна Слепакова продолжается. Ну не знаю, правда, к какому жанру причислить творчество Шнурова - Алла Пугачёва и вовсе назвала как-то группу "Ленинград" фольклорным коллективом, ну а что касается Слепакова, так тот, вроде бы, стопроцентный бард и даже ещё лучше, потому что все его авторские песни окрашены тонким юмором - тонким не по форме, а по по существу...) А таковым он является потому, что основан на тонкости наблюдений Семёна, что нашло отражение и в его новой песне "Побазарим за культуру".

Вместе два этих творческих человека выпустили уже не одну песню. Безусловно, наиболее всем запомнилась ещё достаточно свежая "Чемпионы", посвящённая победе Российской сборной по футболу над Испанией в ЧМ 2018. На сей же раз содружество двух авторов проявилось не в совместном написании и исполнении очередного шедевра, а в песенной перекличке. Правда, если быть ещё точнее, то это не только перекличка, а ещё и противостояние, которое, конечно же, никак не повлияет на их тёплую дружбу, ведь характер его, безусловно, шуточный - иначе и быть не может, когда речь идёт об этих двух уникальных творческих натурах, поднимающих наше настроение.

В общем,новоявленный шедевр Слепакова стал художественным ответом на очень питерскую песню Шнурова, представленную на видео ниже. Клип к ней снят тоже на ну очень питерском фоне. Правда, лично мне он, как и сама песня, вначале показался довольно низкопробной во всех отношениях халтурой, которую Шнур, видимо, для галочки смастерил, чтобы лишний раз, так сказать, отметиться, ну а теперь, на фоне высокохудожественного произведения Слепакова и благородной интеллигентной манеры, в которой оно исполнено, и того более. Возможно, к данному продукту Шнурова нужно просто привыкнуть - бывает такое, что вначале новорождённый хит кажется нам полным отстоем, и только после того, как он начинает звучать из всех окон, начинаешь думать, что раз народу нравится, значит, в этом, действительно, что-то есть...)



Кстати, моё наблюдение в этом плане разделяет и один из пользователей Ютьюба по кличке Pog Champ в своём комментарии под видео с другим, более ранним клипом Шнурова под названием "Ч.П.Х" или "Чисто Питер", который я открыла для себя только сегодня, и тоже, кстати, про высококультурность питерцев.... Вот этот клип:


Кстати, эта песня мне прямо с первого раза как-то лучше зашла,чем "Не хочу быть москвичём"...

И вот так выглядит данный к ней к комментарий : "Посмотрел один раз- ну такое
Посмотрел второй раз- хм а прикольно
Посмотрел 5 раз- ЧТО ВЫ ТЁТЯ МНЁТЕ ТИ ТИ ЕСЛИ ВЫПИТЬ ВЫ ХОТИТЕ ТО БЕРИТЕ ВОДКИ ЛИТЕР ЭТО Ж ПИТЕР!!!"


Семён Слепаков очень, надо сказать, достойно и весьма аргументированно ответил Шнурову на его выпад в адрес Москвы, содержащий в себе обвинение её в бескультурье в сравнении высокодуховной северной столицей. В подобном стиле по поводу некоторых моментов, или, скажем так, оттенков культурности питерцев уже высказался некоторое время назад, правда, языком прозы, писатель Сергей Минаев в своём романе "Духлесс". Эту обширную цитату из него я приведу ниже, уделив вначале внимание тексту песни Слепакова, ведь именно она послужила основным поводом для написания сей заметки. Нужно сказать, что мнения по данному предмету поэта Слепакова и писателя Минаева я во многом разделяю.

Честно скажу, что как город мне больше нравится Питер, но более по кайфу мне по жизни с москвичами, а также с ними как-то всё более ясно и прозрачно в отношениях (на фоне "высококультурной" мути питерцев)), меньше возникает разных непоняток, в том числе, материального плана - видимо, деньги нужно поначалу заиметь, а затем к ним привыкнуть, чтобы в этой сфере всё было более ясно и определённо...)

А вот и обещанный текст песни "Побазарим за культуру" - наверняка многим будет интересно c ним ознакомиться... Этот вариант его c удобными для музыкантов разбивкой и рекомендациями позаимствован здесь: https://mychords.net/slepakov/108982-semyon-slepakov-pobazarim-za-kulturu-nurov-diss.html


Рекомендуемый Бой: Восьмерка (Смотреть видео)

для удобства: тональность "+1"

вст. G#m

[Куплет 1, Семен Слепаков]:
G#m
Ты, Серег, конечно, тоже
Сука, гений эпатажа
Видно по тебе — не можешь
Прям, ни дня без Эрмитажа
C#m
Лишь продрал глаза — туда
И в вашем Питере так — каждый
G#m
А у нас в Москве — беда
Правит всем наживы жажда

G#m
Все старо и так банально
Мы в столице поголовно
Чисто, о материальном
А вы там, сука, о духовном
C#m
Нам бы с пивом вдоль Фонтанки
Созерцая жизни бренность
G#m
А мы тут, суки, строим парки
Боже мой, какая мерзость
D#
Боже мой, какая мерзость

[Куплет 2, Семен Слепаков]:
G#m
Только кто любитель в стиле
Лучших питерских традиций
Только пальцем поманили
За баблом сгонять в столицу
C#m
Кто в Москву счастливый мчится?
На любую, блин, халтуру
G#m
А потом в «Сапсан» садится
И базарит за культуру
D#
И базарит за культуру

[Куплет 3, Семен Слепаков]:
G#m
Да, дохрена у вас культуры
Каждый угол ей пропитан
Но для творческой натуры
Лучше уж Москва, чем Питер
C#m
Здесь поменьше потрясений
Что доказано не раз
G#m
Здесь писал стихи Есенин
А повесился у вас

G#m
И так, Серег, бывало часто
Пушкин, скажешь, ну и что?
Человек в Москве венчался
А у вас его вальнули
C#m
Не гневи, Серега, Бога
Есть статистика и факты
G#m
Ехай к нам в Москву, Серега
Проживешь чуть дольше так ты

[Куплет 4, Семен Слепаков]:
G#m
Здесь привольнее богеме
Хоть в час пик бывает жопа
Хоть асфальт кладут все время
Но, местами, прям, Европа
C#m
Радость здесь всегда приезжим
Из культурной колыбели
G#m
Приезжают, жаль, все реже
Все уж здесь давно осели
D#
Все уж здесь давно осели

[Куплет 5, Семен Слепаков]:
G#m
В парках есть велодорожки
Но бухать там можно тоже
Если в «бухе», вдруг, Сережка
В глаз никто не даст Сереже
C#m
Ну, как бухать с тобой, Сереж?
Ты ж теперь у нас на ЗОЖе
G#m
Хоть и пел, что ЗОЖ
Мозги пудрил молодежи
C#m
Нынче пьешь в полгода разик
И в прямой эфир выходишь
G#m
Да, еще и безобразник
Там друзей кроешь
D#
Там меня кроешь

[Куплет 6, Семен Слепаков]:
G#m
Ну, коль в завязе к нам приедешь
Не такая это драма
Здесь, в Москве, ты не поверишь
Есть культурная программа
C#m
В Третьяковке побываешь
Че, нормальная затея
G#m
Хоть еще одно узнаешь
Ты название музея
C#m
А если. вдруг, захочешь ЗОЖа
Есть коньки и самокаты
G#m
В секс зарядие, Сережа
Крепок мускулом пока ты
C#m
Жду, короче, полюбасу
Синька в планах иль режим
G#m
Здесь на месте станет ясно
Выпьем или побежим
D#
Выпьем или побежим
G#m
Или выпьем и побежим



Как я уже упоминала выше, Слепаков не одинок в таком своём восприятии Питера. Вот обещанная цитата из Минаева, правда, ну очень обширная, однако, весьма достойная того, чтобы с ней ознакомиться тем, кто ещё незнаком.

ИТАК:

"
Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок…
А.С. Пушкин. «Евгений Онегин»

Мои отношения с Питером напоминают междинастические браки. Вероятно, так молодые принцы‑престолонаследники, которых женили на страшных бабах по политическим мотивам и голубой крови, привыкали любить вопреки. Потому что хочешь не хочешь, а жить придется. Жить, трахаться и рожать новых престолонаследников. Посему заставлять себя любить, выискивая какие‑то там интересные черточки в характере, манере поведения и внешнем виде, приходится. Иначе как престолонаследников‑то делать? Нередко от такого «чувства вопреки» рождались не совсем нормальные дети. Дети, зачатые без любви.
Так же и у меня. Бывая в этом городе довольно часто по делам бизнеса, я вынужден был привыкать к его серому небу, переменчивой погоде, промозглому климату и желтой воде из крана. И какие такие «дети» получатся у моего с Питером романа без любви, я мог себе представить только в страшных снах.
В моменты моего первого приезда в Питер я пришел к выводу, что из‑за депрессивной атмосферы здесь можно делать только следующие вещи: просыпаться с утра, ставиться винтом и тупить; в моменты отходняка заливаться водкой и плакать; рыдать от безысходности и серого неба, свеситься из окна и смешивать свои слезы с перманентным дождем. И трахаться. Отчаянно ебаться, понимая, что из‑за таких наклонностей каждый секс может быть последним.
Затем, по прошествии трех лет, я начал постепенно привыкать к Питеру. Наезжал я туда около четырех‑пяти раз в год, обзавелся некоторым количеством знакомых, парой бессмысленных адюльтеров и еще большим количеством скандальных историй с хулиганством в клубе, дракой на домашней вечеринке и прочим. В эти годы я пытался притереться к городу. Войти в тусовку, перенять некоторые питерские привычки, чтобы наконец перестать испытывать здесь такую мучительную скуку и депрессию, из которой жутко тяжело выходить даже по приезде в Москву. Когда кажется, что ты привозишь с собой в дорожной сумке камни, отломленные от питерской тоски. Период этого моего заигрывания с Питером не привел ни к чему особенному. Как мне говорили до того разные люди, которые жили или родились в Питере, чтобы привыкнуть к нему, нужно научиться понимать здешних жителей. Они — особенные. Не такие чванливые мещане, как в Москве, гораздо более культурные и менее замороченные на всех этих плотских удовольствиях, чем москвичи. Безусловно, питерцы гораздо интеллигентнее, образованнее и человечнее прочих жителей России. Не зря ведь Питер считается культурной столицей. Этаким форпостом духовности.
Теперь я гораздо лучше понимаю город и его настроение. Не могу сказать, что путь к этому знанию был легок и приятен, скорее наоборот. А уж открывшиеся мне истины достойны того, чтобы не тратить время на их обретение. Здесь гораздо лучше быть беззаботным командированным и не обременять себя всеми этими фуфельными знаниями. Тем более что обладание ими вам ничем не поможет.

Основная тема высокодуховных жителей Питера — это зацикленность на собственной значимости и особенности. Все разговоры с москвичами в конечном счете сводятся к двум темам: «Европейский Питер vs московская Рязань» и «Дай сотку до завтра». Кажется, что надо всем городом тяготеет проклятие «бывшей столицы». Даже люди, приехавшие в Питер из губерний, сразу заражаются этим вирусом. И также начинают вести все эти глупые разговоры про культурную столицу: «У вас там толпы на улицах», «Все деньги в Москву уходят» и т.д. Они моментально выучивают историю Питера, все его исторические памятники и знаковые места (что само по себе великолепно), но иногда попадают в своем желании казаться «истинными петербуржцами» в достаточно комичные ситуации.
Однажды я прогуливался по улицам города с питерским знакомым, который с увлечением доказывал мне, как здесь хорошо, «а там у вас в Москве жуть одна». Про то, как ему здесь комфортно и как он мне не завидует. Походя он рассказывал мне истории некоторых памятников истории, а дойдя до какой‑то улицы, сказал, что «вот здесь была очень опасная сторона при артобстрелах во время войны». Затем он поведал мне еще что‑то об ужасах блокады Ленинграда, я очень уважительно его выслушал и вежливо поинтересовался, погиб ли у него кто‑то во время блокады. Он, как бы между делом, совершенно цинично заметил:
— Да нет, ты что! Я ж сюда из‑под Мурманска приехал три года назад, — сказал он и продолжил свое увлекательное повествование о тяготах блокадного времени.
Чем обеспечил мне пищу для размышлений и этого сатирического очерка.
Корни всей этой «значимости», безусловно, растут из малого масштаба всего, что происходит в городе. Любому мало‑мальски выдающемуся из общего ритма города событию придается колоссальное значение. Будь то показ коллекции какого‑то бутика (по пятому разу) или посещение питерским диджеем Ибицы. В последнем случае все главные питерские журналы (числом в два) пестрят заголовками «Наши на Ибице!» или «Питер задает толк» (будто бы этот диджей не сиротливо жался к стене, а реально был хедлайнером всех шоу сезона на острове).
В городе по большому счету ничего не происходит. Все варятся в собственном соку, высасывают из пальца поводы, чтобы еще раз собраться и перетереть по сорок восьмому заходу одни и те же сплетни, позлословить по поводу Москвы и, упившись халявным виски на презентации, в очередной раз рассказать знакомым, что ты днями уезжаешь в Москву. Насовсем. К уже готовому и высокодоходному бизнесу. И как ты через год вернешься, а «вы так и будете торчать в своем болоте». Понятно, что никто никуда не уедет и все эти пьяные истории повторятся на следующей неделе.
Таким образом, становится понятно все презрение к Москве со стороны нашей европейской столицы. Во‑первых, из‑за замкнутости собственного мирка и отсутствия в европейском городе событий европейского же масштаба. Во‑вторых, из‑за подражательства. Вся питерская тусовка, все события, клубы и рестораны напоминают уменьшенную в размерах Москву пяти‑шестилетней давности. Все сводится к противопоставлениям двух городов. Вот у нас здесь интеллигенты, а у вас барыги, у нас правильно говорят «поребрик», а у вас, лохов, почему‑то говорят «бордюр». Мы окружены здесь памятниками истории (которые любим до такой степени, что готовы будем до хрипоты противиться сдаче их в аренду коммерческим структурам до тех пор, пока они окончательно не развалятся), а вы окружены клубами и т.д. Как известно, больше всего мы ненавидим то, к чему тянемся, что мы так тщательно копируем, чему завидуем и чем хотим обладать. Одним словом, «объект желания». А зависть почти всегда маскируется снисходительным презрением.
Еще одна питерская проблема — отсутствие денег. В общегородском масштабе. Нет, конечно же, здесь есть богатые и очень богатые люди. Но в большинстве своем люди здесь бедны. Ниже зарплаты, меньше возможностей, но самое главное — это отсутствие желания работать. Вкалывать, ишачить или как там еще это называется. И эту врожденную лень, медлительность, боязнь надорваться не компенсируешь никакими «у вас там, в Москве, все деньги, у вас там правительство, банки, у вас там наш Путин». Москвичи, имеющие часть бизнеса в Питере, полагаю, меня поддержат.
Посему в Питере модно жить в долг. Ты здесь должен две сотни другу, этот друг должен две сотни своему другу, а тот, в свою очередь, должен тебе. И эта круговая порука является базисом многих отношений. В какой‑то момент все дружно всем прощают, чтобы через пару недель восстановить этот долговой статус‑кво.
Эта самая бедность аудитории, притом самой активной ее части, молодых людей от двадцати до тридцати лет, очень сильно жахает по бизнесу. Согласитесь, довольно сложно, например, содержать ресторан, если каждую пятницу у тебя двадцать два посетителя, из которых двое платят за четверых, а еще восемь человек пришли с теми, за кого платят, и прихватили с собой своих подруг.
Когда ты въезжаешь в здешний стиль жизни, то становится совершенно понятно, что жители Северной Пальмиры ничем не отличаются от жителей Москвы. Они такие же мещане, тусовщики, клерки и просто бездельники, как и в Москве. В городе просто меньше денег, а отсюда — больше проблем. И гирей, пудовой гирей нависает над городом комплекс былой столичности, который не выветрился за прошлые десятилетия. Он витает здесь в воздухе, бьет по мозгам жителей, подобно прибою о набережные Невы. И с каждым его ударом отчетливее становится ясно, что при всех попытках быть столицей, Питер все более и более становится провинцией.
Почему не исчез этот комплекс, мне совершенно не понятно — всем живущим здесь от этого только хуже. Это похоже на разорившееся дворянство, с прежними амбициями и полной невозможностью их достижения. И от этого люди ненавидят себя, а еще больше город, в котором живут. И город им отвечает тем же. Мстит за то, что его построили на костях, за нелюбовь и стремление сбежать отсюда.
Город, построенный другими людьми. Для того, чтобы в нем жили другие люди. Люди, которые поддерживали в должном состоянии всю эту красоту и великолепие. Все его дворцы и потрясающие особняки. Все его каналы и набережные. Сады и скверы. Которые совершали выезды, заполняли вечерами театры, оперы и ресторации. И с достоинством входили в парадные, в роскошные деревянные двери пятиметровой высоты, нынче замененные на эти уродливые железные, с ржавыми кнопками кодовых замков. И город светился, наполненный чувством собственного достоинства.
А потом эти люди вымерли, а город заселили свино‑тараканами со всех возможных устьпиздюисков, которым это великолепие на хуй не нужно. Им нужно, чтобы низкие потолки, чтобы темно и мокровато. И чтобы никто не видел, как они пожирают ночами останки чужого для них города, рыгают, пьют пиво и медленно превращают окружающее пространство в село Среднерусской возвышенности. Которое не режет глаз мрамором особняков и в котором они чувствуют себя столь аутентично.
Tags: #m, Сергей Минаев про Питер, Слепаков "Побазарим за культуру", Слепаков Побазарим за культуру текст, Слепаков побазарим за культуру клип, Шнуров "Не хочу быть москвичём", Шнуров про культурность Питера, ЮМОР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment