M.N.A.C. (m_skazitelnitsa) wrote,
M.N.A.C.
m_skazitelnitsa

Categories:

Сталин и Мандельштам. Видеопособие по софистике.




Сталин не такой уж ,выходит, был и тиран, поскольку неоднократно подвергавшийся репрессиям со стороны его режима и затем умерший в пресылочной тюрьме поэт  Мандельштам и сам был не таким уж достойным поэтом и гражданином....В частности, он  был неряхой и трусом, а вот Сталин, наоборот, аккуратистом и смелым человеком...!

Прочитавшим этот ползаголовок может показаться, что это какой -то детский лепет, но нет - это почти слово в слово из диалога двух серьёзных на вид дядек, историков  Андрея Фурсова и Николая Сапелкина...Если кто-то заподоздрил,что я утрирую - совсем даже нисколько - для этого достаточно посмотреть находящееся под катом видео. В частности, именно этот момент звучит , начиная с 5-й его минуты, 52-й секунды.




А вот ещё парочка "убедительных доказательств" , что Сталин бы не таким уж плохим, как его представляют, а вот Мандельштам  сильно до него не дотягивал :  Когда Кобу, ещё до Октября 1917-го года, неоднократно арестовывали за его революционную деятельность ( криминально-революционную - в частности, за ограбление банков)) , то он во время задержаний вёл себя выдержанно и достойно, а также тюрьмы и  ссылки   его укрепили, воспитали в нём волевую личность, а вот Мандельштам, когда ещё до  двух сталинских арестов  его дважды задерживали белогвардейцы - первый раз в Крыму ( 1919 год), второй - в Батуми ( 1920-й)   - ползал перед ними на  на коленях , чуть ли не целуя им  сапоги, рвал на себе волосы и одежду, пытаясь вымолить , чтобы они его не забирали...Также, когда поэта арестовали в 1934-м году и отправили  поначалу в Чердынь Пермского края ( затем перевели в Воронеж), то он выпрыгивал там из окна и резал себе вены...

Сталин - более цельная личность : его положение и авторитет с каждым годом всё больше укреплялись, а вот Мандельштам , наоборот, терял и то и другое, он и вообще не умел ни с кем дружить и  однажды даже никто не пришёл на его творческий вечер, который он организовал по возвращении из Воронежской ссылки...

Мандельштаму   был поставлен диагноз шизофрения, но,  чтобы казаться  объективным, Фурсов отмечает, при этом, что про Сталина  тоже поговаривали, что у него была паранойя ( в том числе ( примечание моё )), но, вообще-то, чтобы утверждать подобное, нужно , по его же словам , официальное  заключение врача ( хотела бы я посмотреть, что стало бы с тем врачём...)


Нет-нет, всё перечисленное не выдернуто по отдельности из разных мест разговора этих двух почтенных специалистов в области истории и не смешано в одну кучу, чтобы затем извлечь  из неё  нечто среднее и от души придаться утрированию - это всё конкретные фрагменты их беседы,  основная задача   которой ( была обозначена  в самом начале)   - развеять мифы о Сталине  в  контексте его отношений с интеллигенцией того времени, для чего необходимо рассмореть , а что же, собственно,  представляла из себя эта интеллигенция и была ли она лучше, чем  Сталин...  Здесь уже от самой постановки вопроса  отдаёт, надо сказать,  детским садом... Да и как,вообще ,могла прийти в голову такая идея - поставить рядом волка и ягнёнка и начать рассматривать, кто из них лучше?!

Вся эта их беседа построена именно на таких вот противопоставлениях, чтобы доказать, что та интеллигенция ,которую Сталин сажал, была такая вот, порой неряшливая. порой трусливая, порой шизофреничная, а иногда всё это сразу вмещалось даже в одной из жертв его репрессий, ну, а ,следовательно, кто лучше - такие вот неряхи, грязнули, шизофреники и трусы, как Мандельштам, или такой  вот собранный, аккуратный, смелый и волевой  Сталин, предполагаемые диагнозы которого  не были, на тот момент времени,  официально подтверждены...


Да и умер-то Мандельштам , оказывается,  из-за своего дурного характера: в пересыльной тюрьме под Владивостоком, где его оставили в связи с ухудшением здоровья, хотя путь лежал на Колыму,  -  он , как это обычно с ним бывало, не подружился с другими заключёнными, отчего однажды они его вытолкали из бани голым на мороз и долго там продержали , ну и, понятно, - крайняя простуда , как результат, а там и смерть, несмотря на то, что лагерные врачи, по утверждению Николая Сапелкина, имеющего, очевидно, доступ к различным архивным материалам, были очень внимательны и боролись за его жизнь до последнего...... В общем, если бы не его скверный характер, а также, если бы был поаккуратнее, в том числе, со стихами, которые писал,  то, может,  остался бы жив... А Сталин тут совершенно ни при чём - просто ителлигенция , которую он сажал,  сама была такая вот гнилая, неуживчивая, неряшливая , да ещё и  вдобавок ко всему  страдала шизофренией!

К тому же, Мандельштам не был ,оказывается, настроен ни против Сталина, ни против большевиков, он и ,вообще, в первой своей Воронежской ссылке , с 1934 по 1937-й годы, -  именно    ссылке , а  не заключении  , -  пользовался всеми привилегиями, что были положены номенклатурному человеку того времени.   Однако,  при всей своей симпатии к Сталину,  он угодил в эту ссылку за своё стихотворение , где неосторожно высказался о вожде народов следующим образом:

Мы живем, под собою не чуя страны.

Мы живем, под собою не чуя страны,
Наши речи за десять шагов не слышны,
А где хватит на полразговорца,
Там припомнят кремлёвского горца.
Его толстые пальцы, как черви, жирны,
А слова, как пудовые гири, верны,
Тараканьи смеются усища,
И сияют его голенища.

А вокруг него сброд тонкошеих вождей,
Он играет услугами полулюдей.
Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет,
Он один лишь бабачит и тычет,
Как подкову, кует за указом указ:

Кому в пах, кому в лоб, кому в бровь, кому в глаз.
Что ни казнь у него — то малина
И широкая грудь осетина. ( 1933)

Стихотворение это было предназначено для ушей 15-ти человек - близкого окружения Мендельштама , - но среди них нашлись доброжелатели...

Но потом-то он "расскаялся", понял свою "ошибку" и написал оду этому святому человеку, которая так и называется "Ода Сталину" ! Приведу здесь лишь примерно половину её , выбранную из середины, так как она достаточно длинна...




Ода Сталину ( отрывок)

Я б несколько гремучих линий взял,
Все моложавое его тысячелетье,
И мужество улыбкою связал
И развязал в ненапряженном свете,
И в дружбе мудрых глаз найду для близнеца,
Какого не скажу, то выраженье, близясь
К которому, к нему,— вдруг узнаешь отца
И задыхаешься, почуяв мира близость.
И я хочу благодарить холмы,
Что эту кость и эту кисть развили:
Он родился в горах и горечь знал тюрьмы.
Хочу назвать его — не Сталин,— Джугашвили!

Художник, береги и охраняй бойца:
В рост окружи его сырым и синим бором
Вниманья влажного. Не огорчить отца
Недобрым образом иль мыслей недобором,
Художник, помоги тому, кто весь с тобой,
Кто мыслит, чувствует и строит.
Не я и не другой — ему народ родной —
Народ-Гомер хвалу утроит.
Художник, береги и охраняй бойца:
Лес человечества за ним поет, густея,
Само грядущее — дружина мудреца
И слушает его все чаще, все смелее.

Он свесился с трибуны, как с горы,
В бугры голов. Должник сильнее иска,
Могучие глаза решительно добры,
Густая бровь кому-то светит близко,
И я хотел бы стрелкой указать
На твердость рта — отца речей упрямых,
Лепное, сложное, крутое веко — знать,
Работает из миллиона рамок.
Весь — откровенность, весь — признанья медь,
И зоркий слух, не терпящий сурдинки,
На всех готовых жить и умереть
Бегут, играя, хмурые морщинки.

(1937, Воронежская ссылка)

Супруга Мандельштама Надежда Яковлевна, подробно рассказывает  в своих мемуарах о том, как Мандельштам сочинял эту одну из длиннейших своих композиций. Насколько лаконична была  его эпиграмма на Сталина, настолько пространно его восхваление (семь строф по двенадцати десятистопных ямбов каждая). Надежда Яковлевна подчеркивает, что Мандельштам изменил всем своим привычкам. Обыкновенно он сочинял в уме, шевеля губами и расхаживая, и только под самый конец брал карандаш и записывал или же диктовал. На этот раз он сел за стол, разложил бумагу, карандаши и стал сочинять. Подробный разбор этой оды и описание того ,как она вымучивалась, содержатся здесь.


Но  вот что интересно : уже под конец  рассматриваемой здесь  беседы Фурцева и Сапелкина, эти два уважаемых историка начинают всерьёз обсуждать насколько икренен был Мандельштам при написании данного произведения... Ну и, забегая немного вперёд, уже под самый конец их встречи  Фурсов вдруг  ужасно  раздобрился по отношении в бедному Осе и заключил, что , как бы там ни было, но Мандельштам был необычайно талантливым поэтом и очень искренним человеком... С чего бы такой вывод после такого-то пристрастного перемывания костей ?!  А с того, что если не подчеркнуть икренность Мандельштама , то получится , что произведение "Ода Сталину" заключает  в себе не настоящее восхищение поэта вождём народов, а лишь страх и боязнь, желание подлизаться к нему  , дабы не угодить опять в ссылку, а так - икренний , и баста , - ну а коли  так , то, понятно,  что и ода эта написана от всей души!

А вот написание-то первого стихотворения , за которое Осип угодил в воронежскую ссылку, было, по словам этих двух экспертов ,наоборот, результатом того, что на поэта оказывали давление те, кто хотел ослабить позиции Сталина в управлении страной,  они буквально сделали его игрушкой в своих руках , запутали совсем... Здесь я немного остановлюсь на том, что причиной появления на свет этого стихотворения стало, как раз-таки, не чьё-то на него давление, а  потрясённость Мандельштама очередным крупным расстрелом - Конара и, вместе с ним , ещё  целой  группы "врагов народа", которые , якобы , занимались подрывной деятельностью на Украине и были причастны к организации в ней голодомора....

Вот как высказался тогда   Мандельштам по этому поводу:


«Я решаюсь читать тогда, когда террор поднял голову, когда расстреливают полуротами, когда кровь льется ведрами… Конара мне жаль. Мне непонятны причины его участия в этом деле, хотя у него всегда было что-то чужое, барское. Верней всего, это ответ Гитлеру и Герингу, которые обсуждали с какими-то дипломатами вопрос об отторжении Украины от СССР. Заметьте, что с момента ареста Конара пошли слухи о шпионаже и даже о расстреле. По-видимому, кому-то что-то было известно, что-то носилось в воздухе...»

Трудно сказать, является ли это правдой хотя бы отчасти - неужели при завышенных пятилетних планах , за невыполнение которых грозило суровое наказание, они и вправду уничтожали в колхозах технику и пахотный скот, что , наряду с другими преступлениями, вменялось им в вину?! Здесь нужно отметить, что Мандельштам немного знал Конара лично и  впечатление его  о нём  было достаточно положительным, а также он очень сопереживал населению Украины в связи со столь ужасными событиями в ней...   По вышеприведённому высказыванию его, попавшего в ОГПУ  ( ещё до написания рокового стихотворения за Мандельштамом была установлена слежка) видно,  что к нему закралась какая-то тень сомнения в этом человеке, однако , вопрос  с Конаром и его подчинёнными - один из самых малоизученных вопросов - в интернете  сведений по данной теме очень мало , а также очень странно, что имя его не склоняется на Украине, до сих пор высталяющей претензии за голодомор тех лет... Скорее всего, Конару и работавшим под его руководством, растрелянным вместе с ним, была уготована роль стрелочников, на которых взвалили это страшное преступление.. Немного подробнее с этим воросом можно ознакомиться здесь :https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/01/15/67051-mandelshtam-i-ego-biografy-iz-ogpu.....Также в данной статье, в основу которой положен архивный материал, собранный в те годы ОГПУ,  взято в кавычки  выражение, характеризующее его и тех, кто работал под его руководством , деятельность : «контрреволюционной организацией вредителей». Также Конор, вместе с остальными,  был посмертно реабилитирован в 1957-м году.... А ещё в данное статье говорится  вот что :

" Конара приговорили к высшей мере — сделав его тем самым главным государственным козлом отпущения за голодомор. Шел он под первым номером, но расстреляно было еще 35 служащих Наркомзема — целая пехотная полурота!..

И тут-то Мандельштам взорвался! Смерть малознакомого советского чиновника — человека, лично ему совершенно чужого и чуждого, — он воспринял даже не как предвестие, а как начало Большого террора. Словно бы вырвался на морскую гладь перископ, и приоткрылось то, что толщи воды скрывали и хотели бы скрыть."


Напомню, что единственная,  выдвигаемая Фурцевым и Сапелкиным версия причины написания Мандельштамом ставшего роковым для него стихотворения -  это то, что его настроили против Сталина и запутали.... В связи с этим возникает вопрос, а почему , занявшись судьбой этого непростого поэта, не рассмотреть честно все существующие на этот счёт версии, вместо того, чтобы навязывать лишь  ничем не подкреплённую эту?!  Против Сталина , по утверждениям этих двух компетентных историков , постоянно  что-то затевалось и ему ох как сложно было-то  на своём посту!  Часто он и вовсе не мог проводить собственную политику!   Не сумел бы он, по словам Сапелкина,  отменить и повторную ссылку Мандельштама, когда его через год после возвращения из Воронежа опять арестовали и  отправили уже не куда-нибуль,  а на Колыму.  Сталин ,безусловно ,  ничего об этом  не знал , как, наверняка, и обо всех остальных  репрессиях, когда поезда   пачками  увозили заключённых   в разных направлениях ... Да и откуда ему было знать-то о подобном ,  если даже повторный арест со ссылкой на Колыму  номенкратурного Мандельштама прошёл мимо него, то как ему было уследить за участями более  простых людей!  Да,  вот так вот, держали его все в неведении , ничего-то он решал , не знал  и не ведал, ни на что-то воздействовать не мог , не мог защитить невинно осуждённых, которым "искренне сочувствовал", поскольку об арестах их   в большинстве случаев даже понятия не имел , да и не дал бы никто ему это сделать ...  Всё это , как мантру, постоянно повторяет Фурсов... Мол, имело место тогда большое сопротивление сталинской политике со стороны неких  недружественных ему политических сил...


Однако , если даже  начать вестись на все эти утверждения, ведь любая настойчивая пропаганда  рано или поздно начинает сеять тень сомнения в умах даже самых отъявленных скептиков , а  всё то, что, как мантру,  повторят Фурсов, повторяет сегодня не он  один...   Но вот какое явное противоречие  прослеживается в его утверждениях в связи со слабостью Сталина в противостоянии своим противникам, якобы действовавшим за его спиной, и применительно  этого всего к случаю с Мандельштамом ...  Итак, поэта  повторно арестовывают в 1938-м году - это уже второй по счёту год самых страшных,  повальных репрессий - всё, что было до того -  это были ещё цветочки... И вот оба эти историка подытоживают печальную судьбу Мандельштама выводом, что Сталин не мог в тот период времени предпринимать чего-либо в разрез с политикой своего ближайшего политического окружения - я понимаю, что у многих это  уже вызывает, по меньшей мере, улыбку, но, тем не менее, разберём эту версию... Фурсов и Сапелкин перекладывают всё в деле Мандельштама  на Ежова
( Мандельштам был ареставан по доносу одного из своих коллег по цеху и донос этот был на имя Ежова)  , мол, это всё творилось по его произволу , а Сталин ни сном , ни духом об этом, да и повлиять ни на что не мог... Противоречит, однако, утверждению о том , какой он был аккуратист  ,что должно проявляться ведь не только в поддержании порядка в  помещении, где он жил,  и рабочем кабинете, где творил историю,  но и аккуратном отслеживании всего, что происходило как у него под носом , так и во ввереном ему государстве в целом. Также прослеживается противоречие с тем, что Сталин был, что неоднократно подчёркивают и Фурсов и Сапелкин,  очень волевой натурой  ,а также  бесстрашным  и мужественным, а тут вдруг всех этих качеств ему не хватило, чтобы поставить на место Ежова... Но здесь ещё вот что : как близко друг к другу находятся  эти две даты -  последний арест Мандельштама (  2-го мая 1938 -го )  и арест Ежова ( 10 апреля 1939-го) !  То есть, на момент ареста Мандельштама , Сталин , если верить Фурсову и Сапелкину, находился под пятой у Ежова и ещё каких-то  противодействующих ему сил до такой степени, что и слова против сказать им не мог,  а через год никто не помешал ему арестовать Ежова, ну а  ещё менее чем через год и расстрелять его
( февраль 40-го)...


Огромное в этом плане противоречие в показаниях  этих двух историков содержитсся ещё и  в том, что 1934-й год  , на который пришёлся первый арест Мандельштама, они называют годом, когда положение Сталина, наконец,  сильно упрочилось , а до того много было всякой борьбы и брожений в советских правительственных кругах. То есть, здесь они противоречат самим себе - положение его сильно упрочилось ещё в 1934-м, а то и 33-м, а в 1938-м никак не мог повлиять на своё окружение! Врите, да не завирайтесь - сказала бы я , если бы подобное говорилось в моём присутствии! Здесь тоже не помешало бы выяснить, а был ли реально Сталин ещё не настолько силён и влиятелен , как они утверждают, до 34-го....? По  этому поводу есть свидетельство
начальника Секретно-политического отдела НКВД Г. А. Молчанова о политических настроениях Ягоды  - предшественника Ежова - арестованного в марте 1937-го и растрелянного  в марте 1938-м года по обвинению, как обычно,  в шпионаже :

"В 1934 г. Ягода неоднократно указывал мне на необходимость проведения более либерального курса в нашей карательной политике. Мне, например, запомнился разговор, который мы вели летом 1934 г. на водной станции «Динамо». В этом разговоре Ягода прямо мне сказал, что пора, пожалуй, прекратить расстреливать людей."

Подобные заявления Ягоды являлись отражением общего курса правящей элиты на введение репрессий в рамки закона. Аналогичным образом высказывались тогда и  Ворошилов и Каганович - вот в чём выражалась тогда это внутриполитическая борьба - как раз в обратном тому , что утверждают Фурсов и Сапелкин : окружение Сталина, на которое он, якобы,  никак не мог воздействовать и которое, якобы, за спиной у него чинило репрессии, наоборот, им противилось - и это был  один из главных моментов  внуполитической борьбы того времени!

То есть , уже  в 34-м году Ягода, известный тем, что пытался противиться  жёсткой  карательной политике  Сталина, хотя и сам был не ангел, но , однако же, высказывал желание смягчить эту политику , что свидетельствует о том, что Сталин, чьё положение , на тот момент, ещё не было, по словам Фурцева и Сапелкина, достаточно прочным, чуствовал себя, однако,  достаточно уверенно для того, чтобы  расстреливать людей! Да и стихотворение Мандельштама"
Мы живем, под собою не чуя страны" написано в 1933-м году, когда масштабы расстрелов зашкаливали уже, а ведь это было ещё за четыре года  до  самых впечатляющих  их масштабов !
Tags: Мандельштам "Ода Сталину", Мандельштам аресты ссылки, Насаждение культа сталинизма в современн, Сталин и Мандельштам, Сталин и интеллигенция, Фурсов и Сапелкин о Сталине, Фурсов о Сталине
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →